Строительные компании Москвы - строительная компания выполнит строительные работы: ремонт квартир, ремонт офисов Строительные компании Москвы - строительная компания выполнит ремонт квартир, ремонт офисов и др. строительные работы
ГЛАВНАЯ УСЛУГИ НАШИ ЦЕНЫ НАШИ ОБЪЕКТЫ КОНТАКТЫ КАРТА САЙТА

СТРОИТЕЛЬНЫЙ ЮМОР

Строительные истории

Нет повести печальнее на свете,
чем повесть о дефрагментированном суслике

Недавно я участвовал в одном проекте с американцами по строительству сети автозаправок в Казахстане. Просматривая окончательную смету, я вдруг наткнулся на странную строку расходов, заложенную американцами:

«Покрытие ущерба от дефрагментации сусликов — 1 млн. долларов»…

Я знал, что американцы помешаны на экологии, однако решил выяснить, на что они готовы добровольно потратить такие деньги, и будут ли стоить все погибшие суслики, если вообще хоть один из них во время строительства погибнет, одного миллиона долларов. Я направил им факс за разъяснениями, на что довольно быстро получил исчерпывающий ответ.

От смеха моих сотрудников и партнеров до сих пор содрогаются стены моего офиса. Оказывается, наши заокеанские партнеры почему-то решили, что сеть автозаправок сродни прокладке нефтепровода, который обычно прокладывается по земле и делит всю местную фауну непреодолимой преградой. Например, при таких работах в Канаде в смету всегда закладывается ущерб, нанесенный популяции оленей, семейные пары которых были разделены пополам во время прокладки труб. Такое разделение и называется дефрагментацией. Американцы, недолго думая, посмотрели по атласу, какие дикие животные водятся в степях Казахстана. Видимо, крупнее сусликов ничего не нашли, ну и решили сразу компенсировать Казахстану недород несчастных грызунов, в результате разделения семейных сусликов пополам…

Ошибка идентификации

Атмосфера 80-х. Развитой социализм. Работа не волк, а кто не работает, тот пьет. Строительство метро. Мы связисты. Каждое утро — тряска карманов и в магазин. Полчасика работы. Сдача бутылок, тряска карманов и в магазин. Обед. Денег уже нет. Согласно жребия снаряжается пара гонцов — вымогателей. В грязных робах, с лицами куда более драматичными, чем у Воробъянинова Кисы, они стоят в людном местечке и сшибают по 15-20 коп. с неработающих граждан. Через часик — два в магазин, и по домам. И так каждый день.

Но вот пришел товарищ Андропов. После серии облав в кино и магазинах ряды праздно шатающихся «сачков» поредели. Добыча «легких», послеобеденных денег сократилась, и наступила тяжелая пора распродаж личного и общественного имущества.

Строительная площадка у строящейся станции метро. Горы грязи, мусора и барабанов с кабелем. На них сидит грустная бригада с мутными глазами. Денег нет. Но вдруг лица посветлели — у барабанов замечен какой-то любопытный, увлеченно читающий бирочки.

Бригадир Вася (здоровый такой):

— Э, ты, *удило, суда греби!

Гребет.

— Ну и *уля ты там все нюхаешь, вынюхиваешь? А?

— Да я вот тут вашим кабелем интересуюсь.

— Так вот не хер там вынюхивать, а подошел и сказал, мол, надо того и того, столько-то и столько, — и вперед в магазин. Вон магазин видишь?

— Да ничего мне, мужики, не надо. Я начальник строительства.

Долго на нас потом еще пальцами показывали.

Нарочно не придумаешь

Списать 5 кубометров лесоматериалов на приготовление шашлыков.

(Из акта на списание в строительной организации.)

Отделение Союза кинематографистов СССР для скорейшего завершения строительства Дома кино просит отпустить следующее оборудование:

  • Бумага туалетная — 3 упаковки
  • Чайный сервиз — 3 шт.

(Из заявки.)

Вчера стою на остановке, жду автобуса. Мимо проезжает грузовичок, на борту рекламка:

«ВЫВОЗ МУСОРА строительного и бытового тел. ***-**-**»

Сзади на тросе едет девятка. С синими номерами.

Не учел!

Зима, мороз. Экскаваторщик замучился каждое утро свой экскаватор прогревать, прежде чем завести. Видит — из-под канализационного люка пар горячий валит. Заехал он на него и думает: в кайф, в понедельник на час больше посплю, и ушёл на выходные. Приходит в понедельник, вокруг народу — вся стройка собралась. За два дня экскаватор в айсберг превратился. Толщина льда 1 МЕТР!!! Неделю размораживали. Фотография до сих пор в администрации висит.

Терпение лопнуло

Случилась эта история в сентябре 1983 года. Группе вчерашних студентов, молодых специалистов одного НИИ выпала высокая честь — поучаствовать в ударной комсомольской стройке московского масштаба — строительстве сортопрокатного цеха завода «Серп и Молот». Это чудо советской индустрии и сейчас красуется в самом начале шоссе Энтузиастов (если ехать из центра — слева). Собрали нас, короче, в райкоме комсомола. Инструктор с мордой мелкого жулика сначала пытался произнести пламенную речь о «высоком доверии», потом махнул на все рукой, без всякой помпы сунул каждому в руки бумажонку с гордым названием «Комсомольская путевка» и к вечеру этого же дня все мы оказались временно оформлены на работу в тресте Мостеплострой в высоких должностях подсобных рабочих.

Тяжела жизнь строительного рабочего. Грязь, основным компонентом которой являлся цемент, мокрые ватники, неудобные каски и периодически падающие тяжелые предметы. Но были мы молоды и плевали на все неудобства, равно как и на подневольный труд. Душой нашей компании был мой друг Сашка-балагур, горлопан, не дурак выпить и охочий до женского полу. Время мы проводили в наиболее уютных местах строящегося цеха, попивая пивко и рассказывая друг-другу анекдоты. Работяги из нашей бригады прекрасно нас понимали и старались без особой нужды не трогать.

Отравлял нам жизнь один человек — прораб Василий Иванович. Ему почему-то хотелось заставить нас, а более всего Сашку ударно трудиться. Способ для этого он избрал самый примитивный. Появляясь на объекте, Васильваныч открывал рот и изрыгал чудовищный мат до тех пор, пока мы, устав от крика, не начинали лениво перекидывать кирпичи. И все время, пока мы трудились он стоял над нами и озвучивал работу:

— !@#! какого @#$% ты #$%#$% кирпич $%^#$%# твою #%#$% #$%#$% раствор #$%#$% !@##$ шамот @#$@#$!!!!!

Хватало его минут на 40-50, после чего он уходил в прорабскую, а мы возвращались к основному занятию. Работяги утверждали, что никаких слов, кроме матерных и нескольких строительных терминов Васильваныч не знает.

И вот, однажды, прорабские экзерсисы затянулись дольше обычного. Час орет, второй пошел. Не уходит, падла. Стоит над душой и матерится. А за корытом раствора, между прочим, банка пива выдыхается. И тут Сашка не выдержал. Став в позу героя, продолжая удерживать в руке спецкирпич весом 6.5 кг. Во всю мощь своей богатырской глотки Сашка заорал:

— А ПОШЕЛ ТЫ НА-А-А-А @#$!!!!!!!!!!!!

Вопль был такой силы, что замерла вся стройка. Умолк репродуктор. Остановились краны и бетономешалки. Из кабинок показались перепуганные лица крановщиц. Минут через пять, когда эхо устало гулять по металлоконструкциям, а стаи ворон исчезли вдали, наступила страшная, гробовая тишина. И в этой тишине, ставший вдвое ниже ростом Васильваныч, тихим, робким голосом спросил:

— А что это Вы матом ругаетесь?…

В этот день стройка больше не работала.

Богатенький Останкин

Дело было зимой, в год Московской Олимпиады. Сижу я вечером один в строительном вагончике на берегу замерзшей Припяти, у недостроенного моста. Греюсь. На стене висит кем-то привезенный из столицы плакат с олимпийской символикой на фоне Останкинской телебашни. Длинная башня, чуть ли не в натуральную величину. Тут заходит один из моих коллег, работяга, поговорить за жизнь. Глядит на этот плакат и говорит:

— Красивая какая вышка. Это ж подумать только, сколько этот Останкин за нее денег получил!…

Нежнее, еще нежнее

В строительном управлении проходит очередная планерка. Кто не знает, что это такое — в своем роде счастливый человек.

Итак, планерка: начальник управы готов собственнозубно сожрать каждого присутствующего, вспоминает матерей подчиненных, заказчиков, реже политиков, вызванные на ковер чувствуют себя как … ну, в общем понятно. Секретарша от греха подальше не смеет даже сунуть нос в кабинет босса. В общем картина ясная.

Так вот. Планерка в самом разгаре, громовой голос шефа достигает своего апогея. И тут в кабинет забегает, с улыбкой до ушей, четырехлетняяя дочка начальника с букетом незабудок и жизнерадостно говорит:

— Папочка! Смотри, что я принесла!

Не успевая переключиться и стереть злобную мину с лица, папочка рявкает во весь голос:

— МО-ЛО-ДЕЦ!!! — и по инерции со всей силы шарахает кулаком по столу.

Подчиненные падают от смеха. Девочка в растерянности. Занавес.

Инструмент надо беречь!

Недавно в нашем офисе делали ремонт. Хорошая, солидная строительная фирма. Все как всегда: перепланировка, полы, двери, окна. Вот о дверях и история. Пришел на работу и вижу, как один рабочий к красивой, новой двери ручку прилаживает. Все хорошо, вот только шурупы он не заворачивает, а вместо отвертки пассатижами заколачивает.

Идет прораб. Хотя по натуре человек я не злорадный, но что-то за живое задело. Сейчас, думаю, тебя научат как инструментом пользоваться. Подходит прораб, увидел новые технологические приемы и говорит:

— Что ж ты, гад, делаешь, а? Пассатижи испортишь. Молоток возьми!

Вот так…

Страница 09



ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
ИНФОРМАЦИЯ
НОВОСТИ

Создание сайта,
сопровождение сайта

www.Site4U.ru



Rambler's Top100



Администратор сайта

Строительная компания, Москва
строительные работы-ремонт квартир, ремонт офисов
Все права защищены © 2004